Роберт рождественский стих помните

Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ РЕКВИЕМ Отрывок Помните! Через века, через года — помните! О тех, кто уже не придет никогда,— роберт рождественский стих помните В горле сдержите стоны, горькие стоны. Памяти павших будьте достойны! Хлебом и песней, мечтой и стихами, жизнью просторной, каждой секундой, каждым дыханьем будьте достойны! Покуда сердца стучатся,— помните! Какою роберт рождественский стих помните завоевано счастье,— пожалуйста, помните! Песню свою отправляя в роберт рождественский стих помните помните! О тех, кто уже никогда не споет,— помните! Детям своим расскажите о них, чтоб запомнили! Детям детей расскажите о них, чтобы тоже запомнили! Во все времена бессмертной земли помните! К мерцающим звездам ведя корабли,— о погибших помните! Встречайте трепетную весну, люди земли. Убейте войну, прокляните войну, люди земли! Мечту пронесите через года и жизнью наполните!. Но о тех, кто уже не придет никогда,— заклинаю,— помните! I960 МАМАЕВ КУРГАН Сотни лет расходиться широким кругам по огромной воде молчаливой реки. Выше всех Эверестов — Мамаев курган! Зря об этом в учебниках нет ни строки. Зря не сказано в них, что теплеет Земля и светлеет Земля, оттого роберт рождественский стих помните на ней, о курганах Мамаевых помнить веля, загораются тысячи Вечных огней. К добру и к беде. И, схватившись за сердце на той роберт рождественский стих помните, задыхаясь, разреженный воздух глотать. Натыкаться на долгие стоны людей и кольчуги позванивающих орденов. Зря не сказано в книгах, Мамаев курган, что металла в твоем оглушенном нутре больше, чем в знаменитой Магнитной rope! Что хватило его и друзьям. Вместо капель росы, как слепое жнивье, проступает железо, кроваво сочась. И поэтому самая главная часть в притяженье Земли — притяженье твое!. Ты стоишь, поминальные муки терпя. Синеватые молнии медленных гроз, будто в колокол памяти, бьются в тебя! И тогда поднимаются птицы с земли и колышется нервно степная трава. Оживают затертые напрочь слова. И по плитам устало стучат костыли. О НАЦИОНАЛЬНОСТИ Если наш Союз называет «Россией» кое-кто на Западе,— напрягаю глотку, объясняю истину, не стою разиней. Но— и объясняя — от гордости глохну! Ибо повезло мне с землею такою! Повезло с рожденьем, с Москвою, с тайгою. Ибо— по морозцу, зимой залихватской, до сих пор бравирую сибирской закваской!. Я— безоговорочно и бесповоротно — капля в океане моего народа. Истовом, березовом, бурлацком, бунтарском! В стонах и частушках. Ухожу распахнуто путем тысячеверстным в песню, как в дороженьку, роберт рождественский стих помните росам, по звездам. В Ярославском храме, в тишине великой, холодея, вглядываюсь в иконные лики. Ахаю над пляской с узором да разводом. Млею под рассыпчатым колокольным звоном. Но, светло зажмурясь от небесной сини, роберт рождественский стих помните маме- Россиюшке, России, захмелев от Новгорода и приникнув к Волге, говорю — отчетливо — без скороговорки: царями да боярами хвастать не стану! Свой народ превыше всех других не поставлю! Мне Земля для жизни более пригодна после Октября семнадцатого года! Я в Державу верую — вечную! Никогда не спрячусь за кондовой завесой. По национальности я — советский.